рус  |  eng
 



Бизнес план светомастерской - инвестиции, финансы, деньги, бизнес

Чтобы оборудовать мастерскую по изготовлению световых вывесок и панно, украшающих фасады магазинов и увеселительных заведений, нужно от 5 до 13 тысяч долларов. А окупятся затраты за несколько месяцев.

Каждому городу – свой Бродвей!

День за днем по всей России строятся и реконструируются тысячи ресторанов, клубов, магазинов, торговых центров и других общественно-полезных мест. И всем им нужно только одно – чтобы простые потребители обратили на них внимание, зашли, а еще лучше – воспользовались их услугами. Поэтому никак не обойтись без наружной рекламы и, соответственно, фирм, производящих ее. А самой эффектной, яркой и красивой, безусловно, является реклама на основе неоновых газоразрядных ламп, или, проще, «неоновая».

Фирмы, занимающиеся неоновой рекламой, начали появляться в России сравнительно недавно, в середине 90-х. Это именно благодаря им центры мегаполисов сейчас сверкают разноцветными огнями и днём, и ночью, а знаменитая московская улица Тверская стала походить на Бродвей. Но стоит попасть на окраину столицы, а еще лучше – в провинцию, как становится понятно, что рынок световой рекламы далек от заполнения.

Принцип работы неоновой лампы достаточно прост и основывается на способности некоторых ионизированных газов излучать значительное количество света. Невероятно, но факт: еще в 1709 году англичанин Хокесви добивался яркого света, при котором можно было даже читать, пропуская электрические разряды через колбу с разреженным воздухом. В 1862 году в Лондоне был выдан патент на электрическую лампу в виде стеклянной колбы, наполненной газом, и уже в конце XIX века над одним из английских магазинчиков появилась первая трехцветная вывеска из люминесцентных трубок.

Но переломный момент наступил лишь с открытием в 20-х годах прошлого века французским профессором Жорж Клодом способа дешевого получения инертных газов аргона и неона из воздуха (в большинстве случаев для заполнения лампы используется аргон, но прижился, благодаря благозвучию, термин «неон»). К тому времени до владельцев даже небольших ресторанчиков и магазинов наконец дошло, что привлекательная и яркая вывеска увеличивает посещаемость и прибыль как минимум в два раза. И трубки с неоном перешли из области научных экспериментов в область бизнеса.

На Западе в большинстве мастерских, занимающихся изготовлением неоновых ламп, работает всего с пара-тройка сотрудников – этого вполне достаточно. В одних только США более пяти тысяч таких маленьких фирм. И поэтому там это производство называют «One-Person Neon Plant» – то есть неоновый завод одного человека.

В Москве долгие годы единственный завод «Газосвет» на улице Полярной обеспечивал скромные потребности больших универмагов, продуктовых и некоторых других магазинов. Если кто помнит те темные (как в прямом, так и в переносном смысле) времена, тогда большинство неоновых вывесок были белого цвета, со стандартными прямоугольными надписями типа «Универмаг». В их оформлении отсутствовал даже намек на дизайнерскую фантазию. Единственным цветным исключением, пожалуй, были красные буквы «М» у входа в метро. В 90-х годах, попав в тиски кризиса, «Газосвет» не смог перестроиться и захирел – не в последнюю очередь, из-за своих размеров и неповоротливости. А на освободившуюся нишу вышли молодые небольшие энергичные фирмы, организованные по американскому принципу.

Сейчас в российской столице, по некоторым данным, около тридцати средних и мелких производителей неоновых ламп. Самые известные из них – это We R. Signs, «ТринитиНеон», VIZANT, «НеонАрт», «Реко», «Гельветика», «Неон Люкс», «Икстрим».

В англоязычных странах неоновое производство называется «bending», по названию основной операции – сгибанию стеклянных трубочек. Это самая трудоемкая, сложная и ответственная часть всей работы. Для того чтобы придать прямой стеклянной трубке нужную форму, стеклодув сперва нагревает ее отрезок на открытом пламени газовой горелки, а потом вручную сгибает (пока не остыла), прикладывая к шаблону, созданному художником-дизайнером. Завершает операцию припайка по обоим концам трубки электродов.

Для этого процесса необходим большой стол из жаростойкого материала. Высота стола должна быть не менее 80 см, а площадь столешницы 2x3 м – главное, чтоб было удобно стеклодуву. Еще потребуются три вида горелок: ленточная – для одновременного и равномерного нагрева протяженного отрезка трубки, перекрестная – для точечного нагрева и получения острых углов, и ручная – для тонких работ и спаивания трубок между собой. Для работы горелок желательно подвести в мастерскую газ пропан. Но если это трудно, его также можно покупать в баллонах, как и делает большинство неоновых фирм.

Последний этап производства – это откачка из трубки воздуха, добавление в нее капельки ртути (иначе не получить нужной яркости) и заполнение трубки газом. Неон дает оттенки красного цвета, аргон – все остальные. Для этого трубка, уже согнутая стеклодувом, присоединяется к так называемому «откачному посту», самому дорогому оборудованию, используемому в производстве. И изделие готово, осталось только подключить высоковольтный трансформатор и включить лампу. На специальном стенде в течение суток она потом «прогоняется», то есть проверяется. Если светится ровным светом, не мигает, внутри не появляются разряды, значит, свою работу стеклодув и откачник выполнили качественно. Если возникли проблемы – трубку необходимо переделать и заново наполнить газом.

В Москве есть несколько фирм, продающих неоновые мини-заводы американского производства, что называется, «под ключ». Весь комплект оборудования легко размещается на площади в 20 кв. м. К помещению предъявляется одно, но существенное требование: его необходимо оборудовать мощной вытяжкой для удаления вырвавшихся на свободу газов.

Самый дешевый импортный комплект можно приобрести здесь за $9,2 тыс. Однако выгоднее всего покупать оборудование у российских фирм. По словам главного инженера фирмы «Мелатек» из Серпухова Евгения Филонова, оно имеет целый ряд достоинств. Главное преимущество в том, что отечественные откачные системы сделаны из металла, а не из хрупкого стекла, как, скажем, у американцев. Причем в отличие от штатовских постов с ручным управлением, наши – полуавтоматические. То есть для откачки воздуха и заполнения трубки газом не надо последовательно откручивать краники – достаточно нажать на одну кнопку. Стоимость же российских постов более чем в два раза меньше, чем западных, – всего около $4 тыс.

Не производят в России только горелки. Но по сравнению с откачным постом это не такие уж и большие деньги: ленточную горелку можно приобрести за $600, пушечную – за $400, ручную – за $150. Таким образом, в «российско-американском» варианте все технологическое оснащение производства обойдется примерно в $5 тыс., в два раза дешевле, чем импортное. Плюс существенно более дешевое обслуживание. Например, Виктор Марков, кандидат технических наук, эксперт по вакуумной технике и откачник с многолетним стажем, тратит на обслуживание поста всего $300 в год – столько стоит десятилитровая канистра масла. Если же выйдет из строя насос или треснет стеклянный трубопровод у поста американской фирмы EGL, то стоимость ремонта может зашкалить за $1000.

Со всем производством могут управиться два человека – стеклодув и откачник. Но именно в том, чтобы найти таких специалистов, и заключается главная проблема при организации неонового производства. По словам Владимира Матвеева, одного из лучших стеклодувов Москвы, много лет назад начинавшего работать еще на «Газосвете», настоящим мастером за несколько дней и даже недель не станешь. Для полного овладения мастерством нужно время и постоянная практика в течение никак не менее года. Конечно, какие-то основные операции можно освоить за пару месяцев: научиться припаивать электроды, гнуть стекло. Но самый дорогой элемент неоновой рекламы – буквы и рисунки сложной конфигурации (так называемый прописной шрифт) – стеклодув так скоро не освоит. Даже очень способный человек на каждую лампу будет тратить несколько часов. Согласитесь, тут уж не до прибыли: прибыль делается на потоке. Только через года полтора мастер-новичок сможет выдавать за день до пятидесяти погонных метров ламп простой конфигурации или до десяти метров сложной.

Обучить начинающего стеклодува берутся все фирмы, торгующие оборудованием. К примеру, We R.Sings за учебу в течение четырех недель просит $1,8 тыс. А фирмы, торгующие российским оборудованием, возьмутся за эту работу и за $300 в месяц, плюс, конечно, расходные материалы (трубки и электроды), но обычно для тренингов используются ненужные обрезки.

Профессионального стеклодува также можно переманить из другой, конкурирующей фирмы. В этом случае ему придется предложить хорошую зарплату, большую, чем он получал «до». Как правило, мастера просят от $1 до $3 за погонный метр лампы (если работают сдельно), или не меньше $600 в месяц. Зарплата суперпрофессионала начинается от $1 тыс.

Труд откачника ценится несколько дешевле – около $500 в месяц. Если же у вас поначалу заказов не так много, то можно ограничиться и одним специалистом: стеклодув тоже может заниматься откачкой воздуха из трубок.

Правда, тут и таится главная опасность. Если у вас работает всего один стеклодув, то вы будете полностью зависеть от него, и если с ним что-нибудь приключится – заболеет, переманят конкуренты или объявит забастовку – то все производство встанет. С подобными проблемами сталкивались в свое время практически все «неонщики». Есть два пути решения этой проблемы: иметь в запасе еще несколько мастеров или пригласить своего стеклодува в соучредители фирмы и делиться с ним частью прибыли. Конечно, это непростое решение. Но по-иному зачастую нельзя, так как желание уйти и открыть свое дело, как показывает опыт, со временем возникает почти у каждого хорошего мастера.

Цены на неоновые лампы зависят от сложности их конфигурации и измеряются в погонных метрах. В Москве самые дешевые прямые лампы стоят от $12 за п. м. Потом идут слегка изогнутые – от $13 за п. м. Лампы, повторяющие форму простого шрифта, ценятся в $14 за п. м. И наконец, буквы прописью стоят от $15 за п. м. Причем это самые низкие расценки, установленные специализированными неоновыми заводиками для рекламщиков. У большинства фирм они выше для конечного заказчика минимум раза в два.

При этом расходные материалы – стекло и электроды – занимают около трети конечной цены. Все остальное – аренда помещения, зарплата и прибыль. Но на аренде можно сэкономить: многие неоновые цехи размещаются в подвалах, мастерских, снимают углы на заводах на окраине города.

«Расходники» продают почти десяток московских фирм из тех, что торгуют оборудованием или самостоятельно занимаются производством. В среднем, одну стандартную трубку длиной 1,22 или 1,5 м, покрытую специальным люминофором, от которого зависит ее цвет, можно приобрести от $1,5 до $7 (максимальная цена дается за редкий цвет или окрашенное стекло).

А что касается расхода газов (неона, аргона) и ртути, то он столь незначителен, что многие производители, как, например, Евгений Филонов, их даже не учитывают в себестоимости лампы. По словам Виктора Маркова, одной канистры неона емкостью 1,25 л и давлением в 1 атмосферу (по цене в $26) хватает на 300 метров ламп, а литра ртути достаточно, чтобы заполнить 3 километра трубок!

Поэтому даже если вы поначалу будете выпускать всего 500 погонных метров ламп в месяц, то это уже принесет вам $2,5-3 тыс. чистой прибыли (в зависимости от того, сколько тратить на налоги и рекламу).

К примеру, московская фирма «Неон стар», на которой трудятся три стеклодува и один откачник, в месяц выдает до 1,5 тыс. метров неона различной сложности. Прибыль нетрудно подсчитать (минимальная – $15 тыс.). Другими словами, все вложения в производство могут окупиться за месяц. Согласитесь, совсем неплохо.

минск вильнюс купить ключ гта 5